«Журнал Житомира» / PDA / RSS / Контакты / Реклама /
Вторник, 26.09.2017    Текущее время 02:49
Фото Житомир
Статьи

День Победы для Житомира


В мирную жизнь Житомира Вторая мировая война ворвалась в первые же часы нападения фашистской Германии на Советский Союз.



На рассвете 22 июня 1941 года фашисты уже бомбили военный аэродром в Скоморохах и поселок Гуйва. На Гуйве одна из бомб попала в гарнизонный Дом Красной Армии, где проходил школьный выпускной балл. Первый сигнал воздушной тревоги в Житомире прозвучал в начале десятого утра, но жители города еще не поняли, что это началась война. Житомиряне подумали, что это просто очередная учебная тревога ПВО, которые часто устраивались перед войной. Но это оказались не учения, а налет немецких бомбардировщиков. Первая же бомба, упавшая на город, попала в новый магазин «Люкс», заполненный покупателями. Погибло более сотни человек. В 12 часов 15 минут по радио выступил заместитель председателя Совнаркома, нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов и сообщил, что началась война с Германией. Бомбежки города стали ежедневными. Кварталы центральных улиц превратились в сплошное пожарище. Бомбоубежищ в городе не было. Во время налетов люди прятались в подвалах зданий и в погребах. Под руинами зданий погибло много мирных жителей. Немногочисленные спасательные отряды метались по улицам и не успевали оказывать помощь пострадавшим и убирать с улиц трупы. 25 июня бомбы попали в эшелон отдельной железнодорожной бригады, который стоял на станции Житомир. Большинство личного состава бригады живьем сгорело в вагонах. Кроме бомб, с самолетов сбрасывали на город листовки и русскоязычных парашютистов, которые старались посеять среди жителей панические слухи. В городе создали истребительные батальоны для борьбы с диверсантами. Один из диверсантов оказался в нашем дворе в переулке Пигулевского, начал выспрашивать, у кого мужья на фронте, составлять список и рассказывать, что Красная Армия уже разбита. Позвонили в милицию, и его тут же забрали. Более трех тысяч житомирян уже в первые дни войны пошли на фронт на защиту Отчизны. Мобилизованные вливались в состав тех воинских частей, которые накануне войны стояли в Житомире. 28 июня состоялся общегородской митинг, в котором приняли участие писатели Микола Бажан и Александр Корнейчук.

Немцы всё ближе и ближе подходили к Житомиру.

В начале июля началась эвакуация, которая продолжалась до 6 июля. В этот последний день эвакуации на рассвете 6 июля наша семья, захватив несколько узлов с вещами, пешком отправилась на железнодорожную станцию. На перроне было много людей в ожидании поезда. На запасных путях стояли эшелоны с красноармейцами, ожидающих отправки на фронт. По перрону ходила, видимо потерявшая родителей, босая девочка лет шести. Моя мать одела ей мои запасные желтые ботиночки. Вокзал часто бомбили немецкие самолеты, и мы прятались, прижавшись к наружной стене здания вокзала. Вдруг на станции появилась большая толпа мужчин в тюремной одежде. Видимо их выпустили из тюрьмы, а может, охрана тюрьмы уже разбежалась. Это были воры и уголовники. Когда к станции подошел первый поезд, они, схватив лежавшие на перроне узлы и чемоданы беженцев, сели в вагоны, никого к ним не допуская. «Чужих» они просто выкинули из вагонов. Сесть удалось в следующий поезд с товарными вагонами прямо во время очередной бомбежки. Когда поезд тронулся, мы увидели на куче угля всю в крови убитую девочку в моих желтых ботиночках. Немецкие самолеты преследовали наш поезд, сбрасывая на него зажигательные бомбы. Несколько вагонов в задней части поезда загорелись. Машинист остановил поезд, отцепил почти пол состава с горящими вагонами и поехал дальше. Горящие товарные вагоны остались догорать на путях вместе с людьми. Нам повезло - мы были в первой половине состава. Возможно, этот поезд был последним. Из тех счастливчиков, которым удалось эвакуироваться, не все вернулись после войны назад в Житомир. Многие погибли на дорогах эвакуации от бомбежек, голода и болезней.

9 июля в первой половине дня Житомир был оккупирован. С самого начала в городе фашисты установили жестокий режим, который сопровождался террором к мирному населению. С целью запугивания населения на центральной площади города (ныне Соборная) немцы периодически проводили публичные казни местных жителей в присутствии горожан. Возле того места, где находилась виселица, на площади теперь установлен памятный знак. По указу от 18 декабря 1941 года за каждый случай убийства или ранения немца предусматривался расстрел 100 местных жителей. Указом командира жандармерии Житомира полицаям давалось право расстреливать подозрительных людей прямо на улицах. В городе стали проводить облавы для отправки молодежи на принудительные работы в Германию. Сборный пункт помещался в школе № 17 на Киевской улице (во время оккупации - Reichenaustrasse). Всего за период оккупации из Житомира вывезли на немецкую каторгу более десяти тысяч граждан.

Особенно жестоким было отношение к житомирянам еврейской национальности. Их убивали только за то, что они евреи. Сразу после оккупации Житомира в районе Замковой горы было создано гетто, куда за считанные дни согнали все еврейское население, не успевшее эвакуироваться, где многие из них умерли от голода, холода и болезней. Из гетто их партиями вывозили на грузовых машинах на Богунию в район хутора Довжик. На 10-м километре от центра города на расстоянии 300 метров от шоссе в лесу выкопали шесть больших котлованов размером 26 х 25 х 3 метров. Мужчин расстреливали, а детей и женщин закапывали живыми. Здесь, по официальным данным, убили 9 тысяч 623 мирных жителя Житомира. В память о погибших в апреле 1995 года тут был установлен памятный знак. Еврейская община Житомира в 2011 году начала проект по увековечению имен евреев, уничтоженных вблизи хутора Довжик, путем создания мемориала, где были бы в камне выбиты их имена.

Еще одна братская могила жертв холокоста находится в северо-западной части Житомира в районе улицы Максютова возле Житомирского института радиоэлектроники. Здесь в сентябре – октябре месяцах 1941 года немецкие оккупанты совместно с полицаями убили порядка 1600 женщин, детей и стариков еврейской национальности – мирных жителей Житомира и ближайших сел. Перед казнью их заставляли раздеться догола, потом подводили к выкопанным ямам и расстреливали. Детей живыми кидали в ямы, раненных засыпали землей вместе с убитыми. По рассказам местных жителей, верхний слой земли еще долго шевелился от движения закопанных живыми людей. Эту кровавую трагедия описал бывший командир 528-го немецкого пехотного полка майор Реслер: «...когда мы, наконец, взобрались на насыпь, нашим глазам представилась отвратительная по своей жестокости картина, потрясавшая и ужасавшая неподготовленного человека. Там была вырыта яма около 7-8 м длиной и примерно 4 м шириной, на одном краю которой лежала куча вынутой из нее земли. Этот холм и прилегающая к нему стенка ямы были совершенно залиты потоками крови. Сама яма была заполнена множеством трупов мужчин и женщин разного возраста, общее число которых трудно определить, как и глубину ямы. За насыпанным валом находилась команда полиции во главе с полицейским офицером. На форме полицейских были следы крови. В отдалении кругом стояло множество солдат расквартированных там частей; некоторые из них присутствовали как зрители... Подойдя вплотную к яме, я увидел картину, которой до сих пор не могу забыть. Среди других в этой могиле лежал старик с седой окладистой бородой, сжимавший в левой руке трость. Так как он еще был жив и прерывисто дышал, я велел одному из полицейских добить его, на что тот ответил с улыбкой: "Я ему уже вогнал 7 пуль в живот, он теперь сам должен подохнуть". Расстрелянных в могиле не складывали, и они лежали вповалку, так, как падали сверху в яму. Все эти люди были убиты выстрелом в затылок, а раненые добивались в яме из пистолетов». В 2002 году на этой братской могиле установлен памятник: на гранитном пьедестале в виде шестиконечной звезды Давида лежит гранитная глыба. На ней мемориальная надпись на украинском, иврите и идиш.

На Богунии на территории военного городка (с правой стороны шоссе) видна старая водонапорная башня. Тут особые части СС устроили стационарный лагерь для советских военнопленных, замаскированный под лазарет, Лагерь был очень большим. В нем было собрано в 1941 году около 100 тысяч советских военнопленных. Это примерно нынешняя территория полка связи, бывший хутор Довжик и видимо часть территории военного училища (по воспоминанию одного из военнопленных лагерь размещался и в трехэтажных казармах). Только незначительная часть военнопленных разместилась в зданиях. Большинство оказалось под открытым небом. Осень 1941 года в лагере возникла эпидемия дизентерии и сыпного тифа. Больных и раненых в лагере не лечили, их просто уничтожали. Расстрелы больных происходили ежедневно. Его окрестили «лагерем смерти». Еду военнопленные получали один раз в сутки – 100 граммов проса и пол литра воды. Смертность от голода и истощения была очень высокая - ежедневно до 40 человек.

Свои воспоминания об этом лагере оставил в своей автобиографической книге «Тропинка из Мамонтовского переулка» ныне покойный житомирянин Виктор Федорович Финогеев: «Война началась, когда мне было пять лет.… Наступила весна сорок второго года.… За колючей проволокой находились сотни пленных красноармейцев. Они имели ужасный вид. Полуодетые, в лохмотьях, худые и изможденные. Увидев нас, они начинали просить чего-нибудь поесть. Мы стали ходить по огороду в поисках оставшихся с осени бураков или картофеля. Находя мерзлый бурак, мы бросали его через узкую дорогу за колючую проволоку. Пленные накидывались на брошенное, вырывали друг у друга, устраивая драку. Немцы-часовые не препятствовали этому и только гоготали, от удовольствия видеть потерявших человеческий облик людей. Однажды, после очередной порции чего-то съестного, была уж очень большая драка за обладание брошенного нами. Часовой с вышки дал автоматную очередь по пленным, а по нам, для острастки, выстрелил поверх голов. Мы разбежались».

В зиму 1941-1942 года около первого корпуса лежали штабелями сотни трупов. Больше двух месяцев мертвецов не хоронили, а просто складывали, как поленья. К весне они были зарыты только потому, что фашисты боялись инфекционных заболеваний.
Массовые расстрелы военнопленных и мирного населения фашисты осуществляли на хуторе Довжик (теперь жилой массив Житомира). С весны 1942 года в лагере начала действовать подпольная антифашистская организация, которую возглавил бывший военный врач И.Г. Алексеев. Неоднократно делались попытки побега из лагеря, но большинство из них закончились трагически. Один из сбежавших заключенных лагеря был и будущий академик архитектуры Александр Владимирович Жук (1917 — 2008). На фронте был с самых первых её дней. Был ранен, попал в плен, после побега сумел перебраться на сторону наших войск. С декабря 1942 года до апреля 1943 года подпольщикам удалось прокопать 70-метровый тоннель для побега из лагеря. Но лагерная охрана узнала про подкоп. Бежать удалось только четырем заключенным. Отступая, фашисты уничтожили всех заключенных.

В том месте, где был лагерь, установлен обелиск в виде скульптурной композиции из розового гранита, в центре которой фигура замученного военнопленного из бронзы. На плите надпись: «Ця багатостраждальна земля свідок жорстокої страти німецькими фашистами десятків тісяч військовополонених та мирних громадян Житомира в 1941 – 1913 рр. Вічна пам’ять загиблим». Адрес памятного знака замученным арестантам фашистского концлагеря - улица Нескоренных, 14. Он был возведен взамен обелиска из серого гранита, установленного на этом самом месте в 1968 году. В 2002 году рядом закопали капсулу с прахом житомирян, замученных в концлагере Майданек. Это написано на плите с правой стороны композиции. В братских могилах тут похоронено 65 тысяч военнослужащих и 45 тысяч мирных жителей.

Уже с первых дней оккупации в городе действовал подпольный обком КП(б)У во главе с Григорием Ивановичем Шелушковым. К концу 1941 года в Житомире активно действовали подпольные группы под руководством В. К. Василенко, Г. М. Буржимского, Г. С. Протасевича, П. И. Шиманского, А. Д. Денисюка, Н. Н. Феоктистова, И. И. Рогалевича, М. В. Шклярука, П. И. Кондратюка, П. Н. Мандрыки, Ф. Ф. Мозгового, В. П. Диденко, Н. И. Осипова, М. М. Тышкевич и В. В. Якунина. В 1942 году создали два параллельно действующих горкома партии во главе с Г.М. Буржимским и А.Д. Бородием. Диверсионной работой занималась группа сотрудников госбезопасности под руководством Евгения Ивановича Мирковского, специально присланная в Житомир в 1942 году. На ее счету взрывы нефтебазы, электростанции, типографии фашистской газеты «Голос Волыни», телеграфа, складов с военной техникой. Многократно повреждался кабель связи Берлин-Киев. В июне 1943 года был устроен взрыв в помещении гебитскомиссариата (здание на углу Михайловской и Большой Бердичевской, где теперь на первом этаже магазин «Квартал»). Гебитскомиссар был тяжело ранен, а его заместитель убит. Почти два года подполье действовало успешно, но в мае 1943 года гестаповцам удалось напасть на след организации. Большинство ее участников были арестованы и казнены в лесу близ села Довжик. Посмертно Григорию Ивановичу Шелушкову и Алексею Демьяновичу Бородию присвоено звание Героя Советского Союза, их именами названы улицы в Житомире и им установлены памятники. Григорий Михайлович Буржимский и Григорий Семенович Протасевич, посмертно награждены орденом Отечественной войны I степени. Имя Протасевича присвоено в 1988 году Житомирскому фармацевтическому училищу. Герой Советского Союза Мирковский умер в 1992 году на 89 году жизни и похоронен в Москве на Миусском кладбище.

Организованный отпор оккупантам в Житомире проводило не только советское подполье, но и Организация Украинских Националистов (ОУН), одним из руководителей которой был известный поэт, ученый, политический деятель житомирянин Олег Ольжич (Олег Александрович Кандыба). В начале оккупации члены ОУН были на легальном положении и даже входили в органы местного самоуправления, надеясь, что немцы им дадут возможность провозгласить независимую Украину. Но у фашистской Германии были другие планы. Уже осенью 1941 года в Житомире, начались аресты среди Организации Украинских националистов. Было арестовано более 200 украинцев, а всего в Житомирской области более 700 человек. 120 из них расстреляли в Житомире на Малеванке. Среди них – участники манифестации 21 ноября 1941 года, посвященной 20-й годовщине Базарской трагедии (расстрел конной дивизией Григория Котовского 21 ноября 1921 года 359 пленных украинских солдат армии Украинской Народной Республики в селе Базар Народицкого района Житомирской области). Воспоминания очевидца: «…вулицями Житомира кожного дня з великим поспіхом їхали авта. З яких лунало могутнє „Ще не вмерла”. Авта приїздили на місце розстрілу...». Назвав это Второй Базарской трагедией, Олег Ольжич писал: «Я думаю, что Второй Базар открыл следующий этап украинской революционной борьбы, которая должна завершиться созданием самостоятельного Украинского государства». Оставшиеся ОУНовцы в живых перешли на нелегальное положение для борьбы с оккупантами. Штаб подпольной группы ОУН находился в доме № 13 на Лермонтоваской улице, где жил тогда Олег Ольжич. Олег Ольжич в мае 1944 года в Львове был арестован гестапо, помещён в концлагерь Заксенхаузен. Погиб на допросе под пытками. Его именем названа одна из улиц Житомира.

Два с половиной года Житомир находился под фашистской оккупацией. Дважды пришлось освобождать Житомир. Первая попытка в ноябре 1943 года окончилась неудачей, за что чуть тогда не поплатился жизнью командующий 1-м Украинским фронтом генерал-полковник Н.Ф. Ватутин. Его спасло только вмешательства маршала Г.К. Жукова. Оккупация закончилась, наконец, в ночь с 31 декабря 1943 на 1 января 1944 года. Семнадцать соединений и частей 1-го Украинского фронта, освободивших Житомир, стали «Житомирскими». Их наименования золотом написаны на мраморных плитах, установленных на фасаде здания городского Совета.

Вернувшись из эвакуации, первое, что я увидел – это разрушенный вокзал и Киевскую улицу (тогда - улица Ленина). На левой стороне Киевской улицы на участке от площади Розы Люксембург (ныне Соборная) до Московской улицы почти не осталось домов. Чудом уцелели три первых здания, Губернаторский дом и его правый флигель. На площади Розы Люксембург (с 1954 года - площадь Ленина, а ныне Соборная) - сплошные руины, ни одного целого дома. На Замковой горе сплошное пожарище - полностью уничтожены улицы Гостиная, Рыбная, Школьная, Острожская и Воздвиженская площадь. На Кооперативной улице (ныне Кафедральная) уцелело всего три дома. На правой стороне Чудновской улицы (теперь – Черняховского) не осталось ни одного целого дома. На левой стороне улицы Карла Либкнехта (ныне – Победы) от нынешней Соборной площади до нынешней площади Короленко уцелело всего пять домов. Сильно пострадала и нынешняя площадь Победы. На улице Котовского сгорели два здания бывшей духовной семинарии и школа № 3. Сильно пострадала улица Большая Бердичевская (тогда - Карла Маркса), особенно начало улицы и правая сторона между улицей Третьего Интернационала (ныне Старый бульвар) и улицей Шевченко. На Михайловской (тогда - улица горсовета)пострадали от пожара два дома – нынешнее здание Горсовета и двухэтажный дом с магазином на углу Михайловской и Семинарийского переулка (теперь - проезд Скорульского). Почти половина правой стороны улицы Старовильской (тогда - улица Менделя)лежала в руинах. В Первой городской больнице разрушено 11 корпусов, в военном госпитале – трехэтажный лечебный корпус - уникальный памятник архитектуры XVIII века, где раньше были кельи монастыря Шариток. Разрушен на Лермонтовской улице четырехэтажный дворец барона де Шодуара, где помещался главный корпус краеведческого музея.

Всего в Житомире было уничтожено от бомбардировок и артиллерийского огня 533 дома, 31 предприятие, 16 школ, 3 техникума, 2 института, больница, поликлиника, железнодорожный узел. В том числе многочисленные памятники истории, архитектуры, культуры. Население города после войны уменьшилось вдвое. В 1945 году в городе насчитали всего 53 тысячи жителей. Более 15 лет поднимали Житомир из руин. Вот такую цену пришлось заплатить Житомиру для победы над врагом. Для тех, кто пережил эту страшную трагедию, День Победы – это не просто праздник избавления от страшного, смертельного врага, от опасности, которой не знало Отечество за всю историю. Это День скорби и чествования памяти героев и жертв войны. В этот день в Житомире ежегодно традиционно встречались фронтовики, подпольщики и партизаны, возлагались венки и цветы на могилы погибшим, выпускались праздничные открытки и звучали поздравления в адрес фронтовиков. В юбилейные годы День Победы отмечался особенно торжественно.

В юбилейный 1965 год Октябрьскую площадь переименовали в площадь Победы, и в центре площади установили памятный знак «Танк Т-34». Это боевой танк, брал участие в боях за освобождение Житомира в составе 55-й танковой бригады. Прошел дорогами войны до Берлина, имеет номер 945. На постаменте надпись: «Радянським воїнам від житомирян. Споруджено на відзнаку 20-річчя перемоги над німецьким фашизмом. 1965 р.”. 9 мая 1965 года в сквере на Замковой горе был открыт обелиск Славы павшим героям и Вечный огонь, привезенный из Сталинграда. В этот день у житомирских молодоженов появилась традиция - после росписи возлагать цветы к обелиску Славы. Простоял он 14 лет. Теперь на его фундаменте лежит большой камень с надписью "Року 884 тут було засновано мiсто Житомир".

К 30-летию Победы на высоком правом берегу реки Каменки заложили новый парк имени 30-летия Победы, а в парке воздвигли памятный знак – самолет МИГ-15 летчикам 2-й воздушной армии. Постамент — нержавеющая сталь, гранит, железобетон. На плите надпись: «Героическим летчикам 2-й воздушной армии». Командовал 2-й воздушной армией при освобождении Житомира генерал-лейтенант (в будущем маршал авиации) Герой Советского Союза Красовский Степан Акимович (1897 – 1983). В Житомире на Богунии есть улица Красовского, названная в его честь.

Новый величественный Монумент Вечной Славы в честь освободителей Житомирщины открыли в День Победы 9 мая 1979 года на Павликовке на высоком холме над рекой Тетерев. На этом холме в XIX и в начале ХХ века находился хутор Сабатина (по фамилии землевладельцев Виктора и Виктории Сабатиных), а центральная аллея к монументу - бывший Сабатинский переулок (в советское время – Объездной переулок). Постамент (пьедестал) Монумента Славы - колонна цилиндрической формы высотой 24 метров. На колонне десятиметровой высоты бронзовая скульптурная композиция - воин Советской Армии, партизан и женщина-патриотка. Над ними развевается знамя. На монументе высечены наименования частей Советской Армии, партизанских соединений и отрядов, подпольных организаций, фамилии военачальников, командиров партизанских соединений и отрядов, руководителей партийного подполья. Возле монумента горит Вечный огонь. Огонь торжественно в день открытия Монумента перевезли на бронетранспортере с Замковой горы от бывшего обелиска Славы. Движение транспорта на улице Черняховского тогда перекрыли. По ней к новому Монументу Вечной Славы шли колонны ветеранов войны.


40-ю годовщину Победы 9 мая 1985 года житомиряне отметили на центральном городском стадионе "Полісся". Свободных мест на трибунах не было. После чествования ветеранов войны на футбольном поле было большое театрализованное представление. В 1990 году в ознаменование 45-й годовщины наименование Победы присвоили одной из центральных улиц города (в советское время – улица Карла Либкнехта).

Благодарные потомки отдали должное героям и жертвам войны. В Житомире открыли два военных кладбища, упорядочили братские могилы воинов на бывших окраинах города, установили памятники и памятные знаки воинам регулярной армии, партизанам, подпольщикам, жертвам фашизма, возвели Монумент Вечной славы с Вечным огнем. Именами героев, освобождавших Житомир, названы многие улицы города.
 

Иллюстрации верхнего ряда:
Первая слева – Публичная казнь немецкими оккупантами жителей Житомира на центральной площади (ныне Соборная). Фото 1941 года, автор неизвестен.
Вторая – Убитые немцами мирные жители Житомира. Фото 1941 года, автор неизвестен.
Третья – Мирных жителей Житомира еврейской национальности ведут на казнь. Фото 1941 года, автор неизвестен.

Четвертая – Советские военнопленные в концлагере на Богунии. Фото 24 июля 1941 года, автор неизвестен.

Иллюстрации среднего ряда:
Первая слева – Уличные бои в Житомире. Фото 1943 года, автор неизвестен.
Вторая – Освобождение Житомира советскими войсками (угол Большой Бердичевской и Михайловской улиц). Фото 1 января 1944 года, автор неизвестен.
Третья – Торжественное открытие памятного знака «Танк Т-34» в Житомире на площади Победы. Фото 9 мая 1965 года, автор – Борис Дубман.
Четвертая – Торжественное открытие обелиска Славы на Замковой горе в Житомире. Фото, 9 мая 1965 года, автор – Борис Дубман.

Иллюстрации нижнего ряда:
Первая слева – Празднование Дня Победы на центральном стадионе в Житомире. На футбольном поле - театрализованное представление, на световом табло приветствие: «С ПРАЗДНИКОМ ПОБЕДЫ ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ!». Фото 1985 года, автор – Борис Дубман.
Вторая – Памятный знак – самолет МИГ-15 летчикам 2-й воздушной армии в парке имени 30-летия Победы в Житомире. Фото 2011 года, автор - Виктор Галанин.
Третья – Монумент Вечной Славы на Павликовке в Житомире. Фото 2008 года, автор - Serg_Y.
Четвертая – Памятный знак замученным арестантам фашистского концлагеря. Фото 2009 года, автор - Виктор Галанин.


Автор материала: Борис Дубман


загрузка...
Фото Житомир
© 2005-2017 Zhitomir City Journal

Использование материалов "Фото Житомира" разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на foto.zhzh.info

Материалы, отмеченные знаком ® публикуются на правах рекламы.

Используются технологии uCoz
» Подписка на новости
» Размещение рекламы
» Обратная связь
» Фото Инстаграм Житомир
» PDA версия сайта


RSS-экспорт новостей:
Новости | Фоторепортажи | Публикации | Объявления | Форум | Авто новости | Автобазар | Бизнес новости | Вакансии | Предприятия | Видео Житомира |
Наши проекты:
» Журнал Житомира zhzh.info
» Видео Житомир VIDEO.zhzh.info
» Авто Житомир AUTO.zhzh.info
» Бизнес Житомир BIZ.zhzh.info
» Веб-конференции CONF.zhzh.info
» Работа Житомира RABOTA.zhzh.info
» Вело Житомир VELO.zhzh.info
» Аукцион AUCTION.zhzh.info
» Unreliz UNRELIZ.zhzh.info